Юрко_Фальоса (falyosa) wrote,
Юрко_Фальоса
falyosa

Александр Кошелев. 210 лет со дня рождения

Оригинал взят у tverdyi_znak в Александр Кошелев. 210 лет со дня рождения


210 лет назад, 9 [21 по н.ст.] мая 1806 года, родился Александр Иванович Кошелев — русский публицист-славянофил и общественный деятель. Его называли то славянофилом, то либералом. Пожалуй, можно было бы его называть здравомыслящим человеком.


Александр Иванович происходил из богатого дворянского рода Кошелёвых, племянник тамбовского губернатора Д. Р. Кошелева. Его отец, Иван Родионович Кошелев (ум. 1818), учившийся в Оксфордском университете, понравился князю Потёмкину, который сделал его своим генерал-адъютантом. Когда же его заметила императрица Екатерина II, Потёмкин отправил потенциального фаворита в провинцию. Выйдя в отставку при Павле, он поселился в Москве, где имел репутацию «либерального лорда»; интересовался науками и пользовался всеобщим уважением. Мать Александра Ивановича, Дарья Николаевна Дежарден (Desjardins; 1778—1836), — дочь французского эмигранта, была также умной и образованной женщиной.
В 1821 году мать с дочерьми и сыном переехала в Москву. В Москве, вместе с Киреевскими, Кошелев занимался у профессоров Московского университета: А. Ф. Мерзлякова, Х. А. Шлецера и др. В 1821 году поступил в Московский университет, но, не пожелав слушать лекции по всем восьми обязательным предметам, оставил его и в 1822 году поступил на службу в московский архив министерства иностранных дел. Так он оказался в среде так называемых «архивных юношей»; его товарищами были: князь В. Ф. Одоевский, Д. В. Веневитинов, С. П. Шевырев и другие. Князь Одоевский ввёл Кошелева в литературный кружок Раича. Вскоре некоторые члены кружка, в том числе и Кошелев, с Одоевским во главе, отделились от кружка, составили «Общество любомудрия» и начали издавать альманах «Мнемозина» — первый в России журнал философского направления.

В сентябре 1826 года А. И. Кошелев перешёл на службу в Санкт-Петербург, где занимал видное положение его родственник Родион Александрович Кошелев. А. И. Кошелеву было поручено составлять извлечения из иностранных газет для императора Николая I. В это время он близко сошёлся с А. С. Хомяковым, сильно повлиявшим на его мировоззрение: Кошелев скоро стал славянофилом. К этому периоду относится и эпизод его несчастной любви к А. О. Россет.

В 1831 году Кошелев выехал за границу, где познакомился с такими европейскими знаменитостями, как Гёте, Шлейермахер, Савиньи; он слушал лекции экономиста П. Росси.

Помещик-славянофил

А.И.Кошелев стремился внести свой посильный вклад в разработку аграрной реформы в России. Его можно отнести к разряду тех общественных деятелей, которые настойчиво следовали поставленной ими цели.
Еще в молодости он писал: «Как ни сильно во мне желание учиться, но оно не может наполнить всего моего существования: мне нужна помощь действительная. Постараюсь сделаться первым агрономом в России. Менее чем в 5 лет я удвою свои доходы и произведу чувствительное улучшение в положении крестьян. За границей я буду обращать особенное внимание на агрономию и относящиеся к ней науки. Я устрою сельское хозяйство по новому способу и буду производить сахар, примусь за всевозможные предприятия - одним словом, постараюсь с возможной пользой употребить свое время.»
Следует отметить, что данной программы он придерживался и в зрелые годы, став одним из самых предприимчивых помещиков пореформенной России.

Возвратившись в Москву, он ещё некоторое время служил советником губернского правления в Москве (1833—1834), но потом, женившись 4 февраля 1835 г. на богатой наследнице Ольге Фёдоровне Петрово-Соловово (1816—1893, сестра Г. Ф. Петрово-Соловово), вышел в отставку, купил имение в селе Песочня, Сапожковского уезда Рязанской губернии и занялся винными откупами. Зимой жил в Москве (Поварская улица, д. 31), летом — в своём имении.

К имевшимся у него земельным владениям, он купил большое, но очень запущенное имение князя В.В.Долгорукова. Немало было земли и у жены Кошелева - Ольги Федоровны Петрово-Соловово. Исследователи отмечают, что по ревизии в 1850 году Кошелев имел только в уездах Ряжском и Сапожковском 1632 души, а жена его владела 3862 крестьянами. Автор называет Александра Ивановича «одним из наиболее крупных помещиков Рязанской губернии». Всего же к концу 50-х годов XIX века у Кошелева в Рязанской и Саратовской губерниях насчитывалось около 5,5 тысяч крепостных крестьян.

Откуп Кошелев держал до 1848 года: практика убедила его во вреде этого способа ведения дел и он представил министру финансов записку о замене откупной системы введением акцизного сбора. Стал заниматься оптовой торговлей хлебом; в 1847—1857 годах был поставщиком хлеба в казну для нужд армии и флота.
В своих обширных владениях (5,5 тыс. душ, главным образом в Ряжском уезде Рязанской губернии и Новоузенском уезде Самарской губернии) он создал многоотраслевое хозяйство; большую часть крепостных перевёл на барщину; ввёл «мирское управление» и мирской суд; построил на свои средства несколько школ. Внедрял передовую агротехнику, закупал сельскохозяйственные машины.

Следует подчеркнуть, что около половины крестьян работали на барщине три дня в неделю. А.И. Кошелев считал подобную практику выгодной для помещика и «не отяготительной» для крестьянина. Хозяйство Александра Ивановича, особенно после заведения большого стада в тысячу голов, стало многоотраслевым и оно активно втягивалось в товарно-денежные отношения. Для более рационального ведения хозяйства Кошелев старался применить к крестьянам принцип самоуправления, насколько это было возможным в условиях крепостного права и личного хозяйства. Самоуправление заключалось в том, что крестьяне имели право избирать из своих мирского старосту и старшин.

Как сапожковский уездный предводитель дворянства, Кошелев большое внимание уделял крестьянскому вопросу. В 1847 году в «Земледельческой газете», которую тогда редактировал А. П. Заблоцкий-Десятовский, появилась статья «Охота пуще неволи», в которой автор развивал мысль о том, что свободный труд производительнее крепостного и что только лень русских помещиков мешает им обратить, на основании указа от 12 июня 1844 г., своих дворовых в обязанных крестьян.
В 1847 году Кошелев обратился к рязанскому дворянству с предложением испросить дозволение на составление комитета из двух депутатов от каждого уезда для выработки проекта мер «к узаконению отношений крестьян к помещикам в Рязанской губернии». Такая же идея была у Д. Н. Свербеева, и между ними завязалась оживленная переписка. Встретив сопротивление губернского предводителя дворянства, Кошелев неоднократно обращался к министру внутренних дел Перовскому, но его предложения не были приняты.

Во время Крымской войны Кошелев составил записку о финансах, которую подал новому государю. Он предлагал не прибегать для продолжения войны к новым налогам и внутренним и внешним займам, а обратиться к добровольным пожертвованиям, для чего сделать воззвание к патриотизму страны и созвать её представителей, которые решили бы, в какой мере возможны пожертвования от каждого сословия.
В это же время Кошелев принялся за проект освобождения крестьян, который в 1858 году был представлен Александру II, одновременно с проектами Ю. Ф. Самарина и князя В. А. Черкасского, и оказался самым радикальным: Самарин предлагал только расширить и сделать более удобным указ об обязанных крестьянах, Черкасский предлагал освобождение крестьян только с усадьбами, а Кошелев — выкуп крестьян, в течение 12 лет, со всей землёй, находящейся в их владении.

Издатель и общественный деятель
В 1852 году на средства Кошелева была выпущена книга «Московского Сборника» — первый том из четырёх задуманных; второй том был задержан цензурой.
Пользуясь большей свободой печати, наступившей в царствование Александра II, Кошелев стал издавать в 1856 г. журнал «Русская Беседа», который выходил четыре раза в год, а с декабря 1857 г., как дополнение к этому журналу, книжки «Сельское Благоустройство», посвященные исключительно крестьянскому вопросу.
В споре о русской общине оба журнала отстаивали ее «товарищескую, мирскую» (а не патриархальную, не родовую, не государственную) природу, выводя ее устройство, по слову Кошелева, «из тысячелетней жизни русского народа и государства».

О направлении этих изданий дают понять следующие слова издателя: «Скорее вода пойдет против обычного своего течения, - писал он в «Русской Беседе» в 1857 г., - чем русский поселянин может быть оторван от земли, упитанной его потом».
«Мы убеждены, - говорилось в программе журнала «Сельское Благоустройство» за 1859 г., - что освобождение крестьян с землею должно быть нашим, т. е. русским способом paзpешeния великой предлежащей нам общественной задачи. Мы убеждены, что общинное устройство, при общинном землевладении, представляет вернейшее средство к обеспечению оседлости и благоденствия крестьян, к упрочению настоящих выгод землевладельцев и к утверждению спокойствия и могущества России. Вот главные начала, которые, по нашему мнению, должны служить основой предстоящего великого дела».

Как издатель Кошелев выступал и позднее: в 1861 подготовил и выпустил собр. сочинений И. В. Киреевского в двух томах и составил программу издания сочинений Хомякова в 4 томах.

Все это составило Кошелеву репутацию либерала в крестьянском вопросе. Когда в преддверии крестьянской реформы стали учреждаться губернские комитеты, Кошелев не был избран в рязанский комитет, но был назначен туда членом от правительства, по предложению рязанского губернатора М. К. Клингенберга.
В 1859 году Кошелев подал вместе с 18 другими депутатами от губернских комитетов ходатайство о том, чтобы им было дозволено представить свои соображения на окончательные труды редакционных комиссий, жёстко раскритикованных ими, до поступления их в Главный комитет. Этим Кошелев навлёк на себя сильное неудовольствие правительства.

В рамках финансовой реформы он был введён в состав комиссии для составления проекта замены откупов системой акцизных сборов и был председателем в винокуренной подкомиссии. Также он состоял ещё в двух комиссиях: по выработке устава для поземельных банков и по рассмотрению проекта ипотечного положения.
В 1864—1866 годах он состоял членом учредительного комитета в Царстве Польском, где на него было возложено управление финансами; он сумел стабилизировать финансовое положение в крае.

Деятельная натура Александра Ивановича Кошелева не могла замкнуться только на делах сельскохозяйственных. В 1865 году его избрали гласным Сапожковского уездного собрания, на котором в этом же году он был выбран гласным Рязанского губернского земства. Особенно плодотворно А.И. Кошелев поработал в должности председателя училищного совета Сапожковского уезда. Он понимал, что отмена крепостного права и проведение в жизнь реформ поставили на очередь вопросы и о народной грамотности, который стал одним из важных аспектов его земской деятельности в деревне.
Практическая работа А.И. Кошелева по развитию народного образования в Сапожковском уезде Рязанской губернии сочеталось с его выступлениями в печати. Многие его идеи и начинания были воплощены в жизнь уездными и губернскими земствами. Было увеличено число народных училищ, открыто мужское земское училище в Сапожке. В Рязани стало действовать специальное земское училище для подготовки учителей для народных училищ. В результате успешной работе земских учреждений грамотность в Рязанской губернии поднялась с 6% в середине века до 24% в конце XIX века и в этом есть и заслуга А.И. Кошелева.

Энергично действовал Кошелев и в роли председателя сапожковского уездного училищного совета. Он организовал статистические исследования в Рязанской губернии и защищал рязанских статистиков от возведённых на них несправедливых нареканий.

Неутомимо работая в земстве в Рязанской губернии, Кошелев был также президентом Московского общества сельского хозяйства и неоднократно избирался гласным московской городской думы (1863—1865; 1869—1872; 1873—1876; 1881—1884).
В 1868 году вместе с В. А. Кокоревым возглавил Московское товарищество для покупки Николаевской железной дороги (сделка не состоялась).

В 1871—1872 гг. Кошелев издавал журнал «Беседа» (редактор С. А. Юрьев), а в 1880—1882 гг. — еженедельник «Земство» (редактор В. Ю. Скалон), отстаивавшие ценности крестьянской общины и критиковавшие финансово-экономическую и внутриполитическую деятельность правительства.

Общественная позиция Кошелева, при сохранении верности славянофильским основам, всегда отличалась непредвзятостью и широтой. В середине 50-х гг. он выступил с радикальными заявлениями по крестьянскому вопросу,и так что консервативно настроенная Е. П. Растопчина не случайно язвила в сатире «Дом сумасшедших в Москве в 1958 году»:
«Кошелёв — Беседы русской
Корифей и коновод,
Революции французской
В недрах Руси скороход».


Однако сам Кошелев тогда же заявлял (в письме к И. Аксакову), что «путь Герцена, его средства, слова и пр. никогда не будут одобрены мною», добавляя при этом: «в речах Филарета [Дроздова] несравненно более жизни, чем в произведениях Герцена».
В 1862 в полулегальном и консервативно-оппозиционном памфлете «Конституция, самодержавие и Земская дума» (Лейпциг, 1862) выдвинул ряд идей, направленных на защиту монархии как таковой, сословных дворянских привилегий и упрекал русскую бюрократию в ее неспособности справиться с революционным движением; однако монархическое правление он оправдывал «не иначе как при создании Земской думы» и в «резких выражениях» порицал «нынешний порядок правления в России» и «ее предержащие власти».
А.И. Кошелев на свои средства издал за границей ряд книг посвященных актуальным вопросам российской общественной жизни, которые не могли появиться в России по цензурным условиям. Наиболее значимыми из них являются работы: «Где мы? Куда и как идти? и «Записки», вышедшие в Берлине соответственно в 1881 и 1883 годах.

Несомненно, в общественных воззрениях Кошелева было много трезвого и насущно позитивного, продиктованного во многом верностью «славянофильскому либерализму», оппозиционному правительственным устремлениям.
А.И. Кошелев представил собой в общественной жизни пореформенной России новый тип российского интеллигента, который в судьбоносный для страны период не стал противопоставлять себя правительству и чиновничеству. По словам одного из исследователей: «Кошелев одним из первых… для служения своей стране считал необходимым быть с властью и влиять на неё, так как совершать значительные изменения в России, можно лишь используя её неограниченные возможности».

Умер в ноябре 1883 года и был похоронен рядом с другими известными славянофилами в Даниловом монастыре.
И. С. Аксаков в некрологе Кошелеву отметил: «Кошелев — это последний из друзей-сверстников Киреевского и Хомякова, этот живой, рьяный, просвещенный и талантливый общественный деятель и публицист, сильный и цельный духом, необычайно выразительно-искренний в своей внешности, и в речах, и в поступках, — не знавший ни угомона, ни отдыха, ни усталости, бодрствовавший на работе до самого последнего часа своей жизни.

Источники:
Александр Иванович Кошелев
Кошелев, Александр Иванович
Зайцев В.М. А.И. Кошелев: предприниматель и общественный деятель
Колюпанов Н.П. Биография А.И. Кошелева. М., 1889-1892
Попов А.А. А.И. Кошелев: у истоков либерализма В России. – Социально-политический журнал. 1994. № 1-2, с.144.





Tags: история России, личность в истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments