Юрко_Фальоса (falyosa) wrote,
Юрко_Фальоса
falyosa

Categories:

Jan Vermeer van Delft (Dutch, 1632-1675) «The Milkmaid» 1658-1660

Оригинал взят у kykolnik в Jan Vermeer van Delft (Dutch, 1632-1675) «The Milkmaid» 1658-1660
Очень надеюсь, что в отличие от меня, вы не забыли перелистнуть наш прекрасный календарь (3 экземпляра есть ещё в наличии!). В феврале наш взор ублажает божественная молочница. Единственная молочница, которой домогалось такое сонмище богачей (в их числе и Джон Пирпонт Морган).

«Знаменитая «Молочница» Вермеера Дельфтского.
Написана поистине изощрённо»



Jan Vermeer van Delft (Dutch, 1632-1675) «The Milkmaid» 1658-1660

«Знаменитая «Молочница» Вермеера Дельфтского. Написана поистине изощрённо». Такая подпись стояла под этой картиной, когда в 1719 году она предлагалась в Амстердаме на распродаже, устроенной купцом Якобом ван Хоеком. Картина была куплена немедленно после отчаянного спора множества жаждущих её приобрести.

А за четверть века до этого предстала она на экстраординарном амстердамском аукционе вместе с двадцатью холстами Вермеера из имения Якоба Диссиуса, зятя знаменитого голландского коллекционера Питера Клаеса ван Рюйвена, покровителя Яна и собирателя его картин, сыгравшего в жизни непрактичного художника важную роль. Купил «Молочницу», бывшую на аукционе самым дорогим лотом, купец и живописец-любитель Исаак Роолееув за 175 флоринов, бешеные по тем временам деньги (дороже был оценён только «Вид Делфта» - 200 флоринов), а после его разорения перешла она в дом ван Хоека. За ним последовало множество владельцев, знатных и богатых. И лишь в январе 1908 года шедевр Вермеера нашёл приют в амстердамском Риксмузеуме и стал доступен всем ценителям искусства.

Исследователи творчества Вермеера считают, что на картине изображена Tanneke Everpoel, «kameneir», горничная, жившая в его семье.



Она одета в зимнюю одежду – крепкую, грубо простроченную замшевую курточку, и толстую шерстяную красную юбку. Поверх повязан фартук самого главного для Вермеера цвета – синего ультрамарина, который добывал из исключительно дорогой и к тому же редкой тертой ляпис-лазури.
Во времена Вермеера многие художники, которые не могли себе позволить приобрести ляпис-лазурь, заменяли ее медной лазурью или саксонской синью. Вермеер же любил использовать как раз ультрамарин в самой чистой форме.
Некоторые исследователи считают, что такими дорогими материалами живописца снабжал богатый покровитель Питер Ван Рейвен (Pieter van Ruijven, 1624-1674).

У Вермеера значимо всё – поза, поворот головы, цвет и покрой одежды, предметы интерьера. Те самые детали, которыми отлична его живопись.

Центром картины, соперничающим с женщиной, и забирающим на себя всё внимание, является молоко, льющееся в керамическую ёмкость наподобие жаровни для длительного томления (широкие края указывают на наличие крышки для герметичного закрытия). Мастер превратил, казалось бы, такой незначительный момент повседневной жизни в глубоко поэтическое действие, застывшее во времени.



Но всё же главным в этом натюрморте является хлеб, разломленный, возможно, для замачивания в льезоне, который как раз делает служанка. Или это момент приготовления более простого блюда – тюри (каши) из хлеба и молока... Таким образом, Вермеер написал не просто бытовую сценку. Он запечатлел на века момент добродетельной рачительности, не позволяющий пропасть у хорошей хозяйки ничему кроме «петушиного крика».

О хлебе надо сказать отдельно. Высокая влажность не позволяла голландцам самим выращивать пшеницу, поэтому они закупали зерно в Польше, Восточной Пруссии, шведской Померании и Ливонии. В закромах Амстердама, Роттердама и Мидделбурга всегда были большие запасы зерна, защищавшие от колебания цен и перебоев с хлебом. В типичной голландской семье XVII века, по крайней мере, два раза в день ели хлеб, сдобренный сливочным маслом или сыром.
Поскольку ржаной хлеб был основной пищей для людей, цена и качество на него были строго регламентированы. Во избежание недовеса власти назначали контролёров для взвешивания хлебов. Требования в отношении белого хлеба и сдобы были не такие строгие, как для ржаного. С 1497 года для каждого изделия была создана отдельная гильдия. На картине Job Adriaensz Berckheyde (1630-1693) пекарь трубит в рог, оповещая покупателей, что хлеб, булочки и крендельки готовы для продажи.


Job Adriaensz Berckheyde (1630-1693) «The Baker» 1681

Скорее всего, хлеб, лежащий перед молочницей, изготовлен в одной из таких пекарен, так как известно, что к концу жизни Вермеера у семьи был накоплен огромный долг главному пекарю Делфта, Хендрику Ван Буйтену (Hendrick van Buyten), коллекционеру полотен мастера.

Однажды Ван Буйтен показывал французскому аристократу Бальтазару де Monconys произведения Вермеера, одно из которых он оценил как в 600 ливров. После смерти художника, он получил еще две картины в качестве погашения долга в размере 600 гульденов. Экономист и историк искусства D.М. Montias считает, что на эту сумму по ценам того времени можно было купить около 8000 фунтов белого хлеба.

Надо так же отметить, глядя на куски хлеба, что Вермеер был предтечей пуантилизма:


В зажиточных домах обычно было две кухни – «тёплая», для ежедневного приготовления основных блюд, и «холодная» - для выпечки кондитерских изделий. Низкая температура такой «холодной» кухни не позволяла маслу таять необходимое для работы время.
Таким образом, видя печку для ног, маленький деревянный ящичек с перфорацией, вовнутрь которого всегда помещалась ёмкость с горячими углями, становится понятно, что дело происходит на «холодной» кухне.




Практически в каждом голландском доме были такие грелки для ног. Они написаны бесконечное число раз на картинах с голландскими интерьерами. Вот, например, такие грелки на работах Кирина ван Брекеленкама (1620-1668):


Quiringh Van Brekelenkam (Dutch, 1620-1668) «A soldier drinking With a young woman»
Quiringh Van Brekelenkam (Dutch, 1620-1668) «A woman asleep by the fire» 1648



Quiringh Van Brekelenkam (Dutch, 1620-1668) «Interior with a Lady Choosing Fish» 1664

Хотя вполне возможно, что Вермеер зашифровал в этой печурке и символический смысл с сексуальным подтекстом. Тепло углей перемещается вверх, под юбку, к интимным частям тела дамы. На это же указывает плитка с изображением амура, натягивающего тетиву, которую использовали для защиты нижней части стен от влажных пятен, оставляемых при влажной уборке пола. Хотя, мы же помним, что ко всему нужно добавлять слово «возможно», и может быть присутствие амура случайное, не значащее ровным счётом ничего...



А, может, и значит, так как в то время горничные и служанки были известны своей сексуальной доступностью. Впрочем, некоторые из современников Вермеера вроде Питера де Хоха или Михаэля Свертса (1618-1664) изображали горничных более добродетельными. Например, прекрасный портрет служанки кисти Свертса является редким примером достойного изображения:


Michiel Sweerts (1618-1664) «Maidservant»

На инфракрасной рентгенографии видно, что за юбкой молочницы первоначально была бельевая корзина, а на гвозде висела карта. Уже не первый раз Вермеер упрощает композицию, приводя её к эстетическому балансу за счёт удаления крупных предметов. Помните, в «Спящей девушке» первоначально в проёме двери был написан кавалер с собакой?
Великий психолог!



Размер картины 45,5 × 41 см



Великий мастер, подаривший миру свой стиль, живописную манеру, особую художническую философию, идеологию. Мягкая колористика, особый дар заставить свет служить себе, особая интимность и теплота. Всё особое.
Непостижимо великий Вермеер...


Tags: живопись, изобразительное искусство, история в картинах, картинная галерея, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments