Юрко_Фальоса (falyosa) wrote,
Юрко_Фальоса
falyosa

Беседа о Троице

Оригинал взят у hozar в Беседа о Троице
Поскольку Свидетели Иеговы периодически заходят с одними и теми же методичками, пришлось составить краткий ответник, чтобы долго не рыться в Писании.
Из-за ограничения количества знаков, текст сокращен. Полностью - здесь.


Слово «Троица» в Библии нигде не встречается.

Библия – не учебник богословия. В ней нет ни слова «Троица», ни многих других понятий, используемых в христианской доктрине. Если отсутствие слова в Библии является достаточным доводом для отрицания его существования, то тогда следует отказаться от таких слов, как «Зал Царства», «порядок вещей», «теократия». Тогда следует отказаться и от слова «Иегова» – оно искусственное, его тоже нет в Библии. Есть лишь слово из четырех согласных букв: hwhy, а где и какие стоят в нем гласные, знает только Господь. Троица – это попытка сформировать, насколько, насколько это возможно, понимание человеческим умом непостижимого Бога.

Хотя понятие о Троице существовало изначально (Матфея 28:19), окончательно учение было утверждено в 381 г. от Р.Х., как ответ на ереси раннего христианства (в первую очередь, Ария). Суть учения о Троице можно выразить так: "В природе одного Бога существуют три отличные друг от друга и вечные Личности: Отец, Сын (Иисус Христос) и Святой Дух".
Само учение основано на признании и попытке синтеза трех фактов Святого Писания:
а) есть только один Бог (Второзаконие 6:4, Исаия 43:10, 45:5-6);
б) единый Бог проявляет Себя в нескольких личностях (Бытие 1:26, 3:22, 19:24, Псалтир 109:1, Притчи 30:4);
в) есть три вечные по своей природе Личности (Матфея 28:19), которых Библия называет Богом: Отец (2 Петра 1:17), Сын (Иоанна 20:28) и Святой Дух (Деяния 5:3-4).

Троица, как и любая другая попытка описания Бога, не совершенна. Но она представляет собой наиболее разумное логическое решение, снимающим основные проблемы понимания Библии. Критика Троицы вызывается парадоксом наличия трех личностей Бога, а также сомнениями в истинности Святого Писания, в Божественности Иисуса Христа и Божественности и личности Святого Духа.

Понятие Троицы придумано церковниками в IV веке, а не заповедано Иисусом Христом.

Не церковники, а сам Иисус Христос завещал нам: "Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа" (Матфея 28:19). И в проповедях самих апостолов не было на это счет никаких сомнений: "по предведению Бога Отца, при освящении от Духа, к послушанию и окроплению Кровию Иисуса Христа …" (1 Петра 1:2), "Благодать Господа Иисуса Христа, и любовь Бога [Отца], и общение Святого Духа со всеми вами" (2 Коринфянам 13:13), "… молясь Духом Святым, сохраняйте себя в любви Божией, ожидая милости от Господа нашего Иисуса Христа …" (Иуды 20-21), "Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному!" (Евреям 9:14).

Во имя кого можно креститься, кроме как единого истинного Бога? И заключая с Ним завет, мы произносим полную Его формулу.

Идея тройственности единого Бога находится вне пределов человеческого понимания.

На этом основании можно отвергать и квантовую теорию. Трудность понимания учения не означает, что оно неверно. Постижение сущности Бога во всей его полноте тоже недоступно человеческому пониманию, однако же мы веруем, что Бог есть. Если бы мы, по примеру Рассела, решили все, что представляется нам сложным и запутанным, отвергнуть как неверное, и оставить только ясное и понятное, то нам пришлось бы отвергнуть множество не только библейских текстов, но и физических понятий.

Разум важен в понимании и мира, и Бога, но разум бессилен перед таинством. Человек ограничен, а Бог бесконечен. Человек несовершенен, а Бог абсолютен. Человек испорчен грехом, а Бог идеален. Если бы Бога можно было бы познать нашим разумом, то это был бы уже не Бог. Тогда вера уже была бы не верой, а знанием. "Можешь ли ты исследованием найти Бога? Он превыше небес глубже преисподней, – что можешь узнать?" (Иова 11:7,8), "Ибо как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших" (Исаия 55:9).

Святое Писание нужно принимать как есть, даже если оно непостижимо, а не искажать его, подгоняя под понимание человека. Когда человек ищет сердцем путь к Богу, то приближается к Нему. А когда изучает своим разумом, как Бог «устроен», то может удалиться от Него: "Надейся на Господа всем сердцем твоим, и не полагайся на разум твой" (Притчи 3:5), "… (все) что можно знать о Боге, … (то) Бог явил …" (Римлянам 1:1), "… чтобы вы научились … не мудрствовать сверх того, что написано …" (1 Коринфянам 4:6).

Бог не требует от нас невозможного – его полного постижения. Он требует от нас не колебаться рассудком, а полагаться на Его свидетельство, веровать Его Слову – "Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте" (Иоанна 14:1), "… веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой" (Деяния 16:31), "Кто побеждает мир, как не тот, кто верует, что Иисус есть Сын Божий?" (1 Иоанна 5:5).

В Ветхом Завете есть только один Бог, без всяких намеков на Троицу.

Намеки на Троицу есть уже в Ветхом Завете. Вот лишь некоторые: "И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас …" (Бытие 3:22), "И сказал Господь: сойдем же и смешаем там язык их … И рассеял их Господь оттуда по всей земле" (Бытие 11:6-8), "И услышал я глас Господа, говорящего: кого Мне послать? И кто пойдет для Нас? " (Исаия 6:10), "И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему … И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию …" (Бытие 1:26-27), "… помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости …" (Псалтир 44:8), "Сказал Господь (hwhy) Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих" (Псалтир 109:1) – из контекста ясно, что здесь идет разговор внутри Троицы; "И пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба …" (Бытие 19:24) – здесь показано разделение функций Господа; "… кто поставил все пределы земли? какое имя ему? и какое имя сыну его? знаешь ли?" (Притчи 30:4) – упоминается о Сыне Божием; "… и Дух Божий носился над водою" (Бытие 1:2) – упоминается о Святом Духе.

Бог открывается людям поэтапно и планомерно, по мере готовности ними Его понимания. Сперва он ставит Авраама на ступеньку единобожия, и народ Израиля с большим трудом осиливает эту задачу. Затем Бог посылает Сына в мир, чтобы Он явил собой Отца и приоткрыл более сложную сущность Бога. На этой ступени познания споткнулись и фарисеи, и большинство иудеев-законников, и многие из последовавших за апостолами.

До Первого Вселенского Собора не было согласия о Божественной сущности Иисуса Христа.

Уже апостолы, называя и Отца, и Сына Господом, не сомневались в их единосущности. Они проповедовали, призывали и славили Иисуса Христа как Бога: "Христос по плоти, сущий над всем Бог, благословенный во веки, аминь" (Римлянам 9:5), "… да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе. Сей есть истинный Бог и жизнь вечная" (1 Иоанна 5:20), но категоричнее всех высказался сам апостол Павел: "… я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого" (1 Коринфянам 2:3). Частое употребление апостолами выражения «Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа, Сына Отчего» свидетельствует о понимании единой воли Бога, единого плана спасения человека, но различных Его функциях: благодать и любовь Отца, искупление кровью Сыном, общение Духа Святого. Бог Отец – единственная причина всего во вселенной. Дух Святой исходит от Отца, и Сын Божий рождается от Отца, что делает Сына Богом по происхождению. Кроме того, "… как Отец имеет жизнь в самом себе, так и Сыну дал иметь жизнь в самом себе " (Иоанна 5:26). Сын принял этот дар Отца, что делает его Богом по природе, источником жизни вечной.

Догмат Троицы позаимствован у языческих религий, заключавших в себе идею о "триадах" или "троицах" богов.

С таким подходом следовало бы поставить под сомнение также и Сотворение мира, и Великий потоп, и рождение от Бога, и смерть и воскресение Бога и т.п. как позаимствованное у язычников, ибо все эти элементы также встречаются в языческих религиях.

Не следует уравнивать политеизм пантеона язычников и монотеизм учения о Троице. Господь – один, и нет другого истинного Бога.

Если есть Бог Отец и Бог Сын, то у нас получается два Бога! Или Отец является Богом на одну треть, Сын является Богом на одну треть и Святой Дух является Богом на одну треть?

Подобные вопросы являются следствием профанации сути Бога. Троица – не количественная, а качественная характеристика Бога.

Если и бытие, и разумность, и святость являются измерениями Божества, то не означает ли это, что "бытие" является одной третью Бога, "разумность" является одной третью Бога, и "святость" тоже является одной третью Бога? Или же разумность является одним Богом, а святость – другим? Конечно, любые аналогии хромают при попытке постичь непостижимое.

Но как бы там ни было, согласно учению, каждый из членов Троицы является Богом в полном смысле слова.

Если Бог представляет Собой Троицу, то термины «Троица» и «Бог» должны бы быть взаимозаменяемыми. Однако во многих случаях, если слово «Бог» заменить на «Троицу», Писание потеряет всякий смысл.

Да, действительно, замена слов в Библии приводит к потере смысла. Так же как замена слов «Дух Святой» на «деятельную силу Бога»: «во имя Отца и Сына и деятельной силы Отца». Этот довод не опровергает, а скорее подтверждает учение о Троице.

Отец, Сын и Дух Святой не одно лицо, Они не взаимозаменяемы, но имеют определенные различия в действии и в плане спасения. Поэтому в различных частях текста Библии упоминаются когда Отец, когда Сын, когда Дух Святой, а когда и все трое сразу.

Иисус назван "рожденным прежде всякой твари" (Колоссянам 1:15). "Рожденный прежде" дословно означает "первородный". Отсюда очевидно, что Иисус был первым творением, и, следовательно, не может быть Богом.

Греческое "prwtotokoV" переводится как первенец, первородный, рожденный прежде; но никак не первосотворенный. Если бы имелось ввиду сотворение, а не рождение, то так бы и писалось: "prwtoktistoV", но такое слово в Новом Завете не встречается.

Первородность в Библии употребляется не только в понимании первенца, но и в понимании старшинства: "Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями" (Римлянам 8:29). В том же послании, чуть ниже, этот смысл первородства подтверждается: "дабы иметь Ему во всем первенство" (Колоссянам 1:18). Итак, Иисус имеет первенство над творением. Слово рождается Богом прежде всех времен и вещей, а уж Словом создается "все видимое и невидимое, все небесные воинства и ангелы" (Колоссянам 1:16), в т.ч. и Архангел Михаил.

Иисус назван "Единородным Сыном" (Иоанна 3:16). Слово "единородный" означает "единственный рожденный" или "единственный произведенный на свет". Таким образом, Отец является родителем Своего Сына Иисуса, следовательно Иисус – Его сотворенный Сын.

В чем разница между рождением и творением? При рождении появляется подобное родившему, при творении создается отличное от творившего. "Рожденное от плоти есть плоть, рожденное от Духа есть дух" (Иоанна 3:6). Естественно, рожденное от Бога есть Бог. Бог Отец рождает "mono - genh" – единственного сына, единосущного, одного с Отцом происхождения. И если Сын – единственный, то Он не может ангелом, даже самым старшим, поскольку последних – множество. Если же допустить, что Сын – не Бог, а творение, то придется признать, что Он и сам Себя сотворил: "ибо Им создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое" (Колоссянам 1:16). Будь Иисус не Бог, а творение, на небесах существовало бы идолопоклонство, ибо творение поклонялось бы творению: "… когда вводит Первородного во вселенную, говорит: и да поклонятся Ему все Ангелы Божии" (Евреям 1:6).

Если Иисус – не Бог, а творение, то слова "Я, Господь, творю это" (Исаии 45:8) – ложь, и Создатель наш – тварь, а не Бог.

Если Иисус – не Бог, а творение, то слова "Я Господь, Бог … Спаситель твой" (Исаии 43:3) – ложь, и Спаситель наш – тварь, а не Бог. "Верный свидетель не лжет …" (Притчи 14:5), а "Лжесвидетель не останется ненаказанным …" (Притчи 19:5).

Иисус сам называл Отца "единым истинным Богом" (Иоанна 17:3). Значит, Себя Он таковым не считал.

Утверждение неверное. Из первого явно не следует второе. Называя какого-то человека мудрым, мы же не считаем себя глупцами. Из слов "Но у нас один Бог Отец … и один Господь Иисус Христос …" (1 Коринфянам 8:6) отнюдь не следует, что Отец – не Господь, или что Иисус – не Бог. Из слов Отца о Сыне: "Ты, Господи" (Евреям 1:10), "престол Твой, Боже: в век века …" (Евреям 1:8) отнюдь не следует, что сам Отец себя Богом не считает. Наоборот, Иисус заявлял, что Он единосущен Богу: "Я и Отец – одно" (Иоанна 10:30).

Теперь рассмотрим контекст молитвы Иисуса: "Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога" (Иоанна 17:3). Понятно, что выражение «единый истинный Бог» Иисус использует не для того, чтобы противопоставить Себя Отцу, а для того, чтобы противопоставить природу Бога истинного, дающего жизнь вечную, природе ложных богов, губящих душу.

Будь Иисус Богом, Его жертва была бы чрезмерно большой. Достаточно было бы совершенной человеческой жизни.

Бог есть любовь. Но Бог есть и справедливость. "Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас" (Римлянам 5:8). Если умерший за нас Христос не Бог, то за что же мы должны благодарить Бога? За то, что послал на смерть безгрешного человека? Если жертвовал собой не Бог, то как жертва кого-то другого может доказать Божью любовь? Может ли справедливый Бог обязать кого-то омыть своей кровью чужие грехи? Нет, сам "… Бог явился во плоти" (1 Тимофею 3:16), чтобы стать совершенным человеком. Он сам в Сыне своем "… положил за нас душу Свою" (1 Иоанна 3:16), чтобы принести "жертву умилостивления" (Римлянам 3:25).

Если Христос – Бог, то получается, что Бог принес Себя в жертву Себе же? Если Христос – Бог, то получается, что Он – посредник между людьми и самим Собой?

А вас не удивляет, что прощая своему должнику, мы платим его долг сами себе? Да, Бог един, и Он не только Отец, но также и Сын. Бог Сын, воплощенный в человека, принес в себя жертву во искупление многих. "Бога не видел никто никогда" (Иоанна 1:18), и только через Иисуса Христа, ходатая пред Отцом, обладающего как человеческой, так и божественной природой, мы можем увидеть лицо Божие, получить Божие общение и Божие спасение: "… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Иоанна 14:6), "един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус" (1 Тимофею 2:5).

Иисус не Бог, поскольку руководим Отцом.

Обычно в доказательство этого тезиса приводятся такие выражения: "…Я не Сам от Себя пришел, но Он послал Меня" (Иоанна 8:42), "Ибо Я говорил не от Себя; но пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить" (Иоанна 12:49), "Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также" (Иоанна 5:19).

Смирение не означает умаления. Думать так – это проявлять тоталитарность мышления. Иисус мыл ноги своим ученикам, отсюда не следует, что Он имеет меньшую власть, чем они. Сын Человеческий покоряется воле родителей. Отсюда не следует, что Он перестает быть человеком. Сын Божий покоряется воле Отца, исполняет свою миссию, воплощаясь в человека. Отсюда не следует, что Он перестал быть Богом или обладает меньшей властью: "… дана Мне всякая власть на небе и на земле …" (Матфея 28:18).

Бог посылает в мир Сына как свой видимый образ, ибо "… человек не может увидеть Меня (Бога) и остаться в живых" (Исход 33:20). Бог являет себя в Сыне, в котором и присутствует. Говоря другими словами, Иисус Христос – это Бог, которого мы можем видеть. Послушание Отцу не может опровергнуть божественности Сына. Можно бесконечно долго спорить о разделении функций внутри Троицы, но непреложно то, что Сын – в Отце и Отец в Сыне, т.е. это – единый Бог: "Разве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне? Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя; Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела" (Иоанна 14:10).

Поклонение Христу – это идолопоклонство.

Ни в коей мере: "Я и Отец – одно" (Иоанна 10:30). Поклонение Тому, кто Библии назван Господом, не может быть идолопоклонством. Не Отец пролил за нас кровь, ее пролил Христос. Его кровью, "Божией кровью" (ср. Деяния 20:28), кровью единого тела Божиего, мы искуплены. А вот отрицание Божественности Христа – это святотатство: "… сколь тягчайшему … наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет?" (Евреям 10:29). Неверие в Христа как в Господа – грех: "Он [Дух Святой], придя, обличит мир … о грехе, что не веруют в Меня" (Иоанна 16:8,9).

Стефан в видении увидел Иисуса, сидящего одесную Бога (Деяния 7:55-56). Однако о том, что Стефан увидел Святого Духа, ничего не сказано. Очевидно, что Святой Дух – не Личность и не Бог, а невидимая движущая сила Бога.

В аргументе априори подразумевается, что Дух Святой имеет тело, доступное человеческому взору. Иисус видим, потому что "есть образ Бога невидимого" (2 Коринфянам 4:4). А Святого Духа видеть невозможно, ибо "дух плоти и костей не имеет" (Луки. 24:39).

Какое имя у Отца, если Он – отдельная личность?

Любое имя – это описание, это ограничение. Как можно описать неописуемое, безмерное, не унижая, не умаляя его? И все же, мы обращаемся к Богу в своих молитвах, и наше обращение не остается тщетным. "Я и Отец – одно" (Иоанна 10:30) – говорит Христос.

А поскольку Бог – един, то обращаясь к Иисусу Христу, к образу Бога невидимого, мы обращаемся к единому Богу.

К Святому Духу никогда не обращаются по имени, как это следовало бы делать по отношению к Личности.

К Отцу по имени мы тоже не обращаемся. И все-таки мы верим, что Он есть. И все-таки, заключая свой Завет с Богом, мы крестимся «во имя Отца и Сына и Святого Духа». Если бы нам было важно называть и Отца, и Духа Святого по имени, Бог бы нам их открыл.

Иисус – архангел Михаил, а не Бог.

Иисус уникален, Он рождается от Бога предвечно, прежде всякого творения. Михаил же создан Словом Божиим как старший ангел.

Иисус – "Владыка владык" (Даниила 8:25). Михаил же –"один из первых князей" (Даниила 10:13).

Иисус имеет власть борьбы с диаволом: "диавол отошел от Него до времени" (Луки 4:12), Ему "покорились Ангелы и Власти и Силы", Он называет Себя Сыном Божиим и принимает поклонение как Господь"… помилуй нас, Господи, Сын Давидов!" (Матфея 20:31). Михаил такой власти не имеет, себя Господом не называет и не считает: "… да запретит тебе Господь" (Иуды 1:9).

Естественно, что апостол Павел подчеркнуто недвузначно противопоставляет их: "Об Ангелах сказано …, а о Сыне …" (Евреям 1:7,8).
Невозможно, чтобы архангел был Иисусом Христом, "ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно" (Колоссянам 2:9).
Невозможно, чтобы архангел претендовал прославить себя "славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира" (Иоанна 17:5).
Невозможно, чтобы архангел был семенем Авраамовым: "Моисей сказал отцам: Господь Бог ваш воздвигнет вам из братьев ваших Пророка, как меня, слушайтесь Его во всем, что Он ни будет говорить вам" (Деяния 3:22), "… о Сыне Своем, Который родился от семени Давидова по плоти …" (Римлянам 1:2-4), "Ибо не Ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово" (Евреям 2:16).

Если Иисус Христос – воплощенный архангел (а все ангелы – творенья Божии), то наш Спаситель и Судья – не Бог, а тварь.

Иисус – сильное божество, "меньший", "служебный" бог, но не Бог.

Такое заявление явно противоречит словам самого Бога: "Я Господь, это – Мое имя, и не дам славы Моей иному…" (Книга пророка Исаии 42:8); "Так говорит Господь, Царь Израиля, и Искупитель его, Господь Саваоф: Я первый и Я последний, и кроме Меня нет Бога" (Исаии 44:6), "прежде Меня не было Бога, и после Меня не будет. Я, Я Господь, и нет Спасителя кроме Меня" (Исаии 43:10-11). Бог и Спаситель – единственный. Двух Богов быть не может.

Есть только истинный Бог и ложные боги. Иисус имеет божественную сущность: "… и Слово было Бог" (Иоанна 1:1). Если допустить, что Бог послал в мир ложного бога, то ложно и Его учение, ложно Его искупление, и сам Бог – отец лжи. Если же Иисус не ложный, а истинный Бог, то либо Он – тот же самый Бог, Владыка, Творец и Спаситель, и тогда мы должны принять Троицу, либо у нас два истинных Бога, и тогда мы проповедуем многобожие. Христос либо Бог и Спаситель, либо самозванец и лжец. Третьего не дано.

Все сотворенное сотворил сам Бог. Так учит Старый Завет: "Моя рука основала землю, и Моя десница распростерла небеса; призову их, и они предстанут вместе" (Исаия 48:13). И в то же время Новый Завет учит, что все сотворено Христом: "Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть" (Иоанна 1:2). Единственный вывод, следующий из этого – Христос есть Бог.

Признавая Иисуса Христа Богом, мы унижаем Бога истинного.

Ничуть. Поскольку это единый истинный Бог. Не случайно Иисус Христос призвал апостолов крестить все народы "… во имя Отца и Сына и Святого Духа …" (Матфея 28:19). Не во имя Отца. И не во имя Иеговы. Но во имя Бога. (Во чье же еще имя можно крестить «все народы»?) Иисус открыл нам собой не только имя Бога, но и Его естество: Отец, Сын и Дух Святой – единый Бог.

Мы знаем, что человека составляют тело, душа, и дух (ср. 1 Фессалоникийцам 5:23). Признавая принадлежащее человеку тело, мы же не унижаем его душу, не посягаем на его дух. Мы признаем его цельным, единым человеком, имеющим материальное, душевное и духовное измерение. Так же и три ипостаси Бога находятся в разных измерениях понимания, имеют разное действие, но являются все тем же Богом: "… никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым. Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же" (1 Коринфянам 12:3-6), "Благодать Господа Иисуса Христа, и любовь Бога [Отца], и общение Святого Духа со всеми вами" (2 Коринфянам 13:13).

Иегова - Глава и Бог Христа.

"… иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему" (Иоанна 20:17). Христос дает понять апостолам, что Его Отец – это их Отец и Его Бог – это их Бог. Он намеренно не сказал слово «нашему». Для Христа Отец – это отец от вечности, Отец, родивший Его. Для нас Отец – это отец приемный, Отец по духу. Мы Его наследники, усыновленные через Иисуса Христа (ср. Ефесянам 1:5), но не равные Сыну.

Иисус – совершенный человек, святой проповедник, великий учитель, посланник Бога, но не Бог.

Если принять, что Христос не Бог, а человек, то все Евангелие – ложь. Лжецами оказываются и апостолы, и сам Иисус Христос. А раз так, то Евангелие – не Слово Божье, а слово отца лжи – сатаны. Значит, Иисус Христос не был непорочно зачат от Духа Святого, не был безгрешен, не искупил собою наших грехов, не воскресал, не вознесся и не придет снова судить людей. Если Иисус Христос – не Бог, то и жертва Его была напрасна – Он не спас нас от греха, и у нас нет надежды на спасение.

Господь говорит: "Я Господь, это – Мое имя, и не дам славы Моей иному …" (Книга пророка Исаии 42:8). И в то же время: "Они же сказали: веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой" (Деяния апостолов 16:31), "Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись" (Деяния апостолов 4:11-12), "… Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется …" (Евангелие от Иоанна 10:9), "… ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь" (Евангелие от Луки 2:11), "Наше же жительство – на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа" (Послание к Филиппийцам 2:20). Если Господь – единственный спаситель, и Христос – единственный спаситель, то как это можно понять лучше, чем через учение о Троице?

Троица не может полно раскрыть природу Бога.

Понятие Троицы основано лишь на Святом Писании. Все, что человек способен понять о существе Бога, Он Сам открыл в Своем Слове. А о том, чего человеку понять не дано, Он, по мудрости своей, умолчал. "Сокрытое – Господу Богу нашему, а открытое – нам и сынам нашим …, чтобы мы исполняли все слова закона" (Второзаконие 29:29). Достаточно признать, что Отец и Сын – это Одно, а в разбирательствах тонкостей понимания Троицы нет никакой пользы. Вести теологический спор несложно, гораздо труднее сделать то, чего от нас ждет Господь - помочь ближнему.

Главное в жизни христианина – это вера не в Троицу, а вера в искупительную жертву Христа и проповедь этой Благой Вести. Спасение человека достигается не знанием текстов, не проповедью, а верой, рождающей любовь к Богу и к ближнему. Ибо истинность веры познается только по ее плодам.

Tags: вопросы религии, христианство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments