Юрко_Фальоса (falyosa) wrote,
Юрко_Фальоса
falyosa

В этот день… 11 февраля – 1

Оригинал взят у shatff в В этот день… 11 февраля – 1
О некоторых мирных деяниях Петра Первого – 2

Согласно источникам, именно 1 февраля далёкого 1697 года Пётр наш Первый специальным указом разрешил в России курение табака, постановив «…продавать оный явно в светлицах при кабаках». Любопытно, что дотошный царь-реформатор при этом оговорил: «…табачный дым вдыхать и выдыхать только через курительные трубки» – таким образом, нюхание и жевание этого зелья войдёт в моду несколько позже, а пока останется под запретом…



…История того, как просвещённые европейцы собезьянничали у диких индейцев обычай вдыхать дым некого растения (которое они поначалу, не без оснований, будут считать лекарственным) общеизвестна – потому отметим: к нам табак, по-видимому, проник во времена Ивана Грозного. (Причём от английских купцов – конечно, хотелось бы, по привычке, обвинить их в каком-нибудь коварном умысле против России – но, думается, торговые люди, в основном, интересовались банальной выгодой).

Некоторое время заморское зелье проникало в массы по законам рынка – то есть, неспешно, поскольку было достаточно дорого. (Тем не менее, как говорят, сохранилось удивительное расследование насчёт стрельцов, осмелившихся дымить на боевом посту возле царских покоев). Впрочем, неясно, что именно курили – похоже, народ пробавлялся, преимущественно какой-нибудь сушёной травой (в первоначальном значении этого слова).



Запреты начались при первом Романове – возможно, тут сыграл свою роль большой московский пожар 1634-го года, вину за который навесили на некого «неосторожного курильщика». (Справедливости ради – деревянная столица в те времена горела регулярно). Так или иначе, Михаил Фёдорович прикрыл импорт; а любителей подымить начали штрафовать, подвергать телесным наказаниям,– и даже казнить…

При Алексее Михайловиче поначалу вышло некое послабление – но суровый патриарх Никон быстро сломал тренд: в Соборном уложении 1649 года значилось: «А которые стрельцы и гулящие всякие люди с табаком будут уличены, тех пытать и бить кнутом. А кто русские или иноземцы табак учнут держать в запасе или оным торговать, тем чинить наказание без пощады – под смертною казнию…» Списком казнённых не располагаем – по некоторым свидетельствам, уличённым в употреблении «адской травы» гуманно вырывали ноздри… (Вероятно, некоторые поборники здорового образа жизни в этом месте с вожделением воскликнут: «Были же времена!»)



И вот – Пётр со своим указом… Почему-то принято связывать столь радикальную реформу с Великим посольством, где наш царь нахватается иностранных новаций – но, хронологически, оно начнётся только в марте, так что корни надо бы поискать в Немецкой слободе… Или – что предпочтительней – в здравомыслии монарха: уж если вредная привычка внедрилась – не проще ли взять её под государственный контроль, со всеми причитающимися бонусами вроде налогов? А то, с одной стороны, обогащается «чёрный рынок», с другой – скоро полстраны будет ходить без ноздрей… непорядок, право…

…Здесь мы прервёмся, невзирая на очень интересную историю мирового табакокурения – и, якобы, борьбы с ним – но  останемся с Петром, поскольку 11 февраля 1720 года по его распоряжению некий Ефим Никонов приступит к строительству загадочного «потаённого судна» – проще говоря, первой российской подлодки.



…Воля Ваша, но самое удивительное в этой истории – каким образом крепостной (и, вроде бы, малограмотный) крестьянин смог попасть пред светлые царские очи, обещая, что «…сделает он к военному случаю на неприятелей угодное судно, которым на море в тихое время будет из снаряду забивать корабли, хоты бы десять или двадцать, и для пробы тому судну учинит образец… под потерянием своего живота, ежели будет неугодно».

Так или иначе, Пётр затею одобрит – и распорядится предоставить «мастеру потаённых судов» все необходимые условия… Увы – первое испытание четырьмя годами спустя на Неве закончится неудачно. (Не вдаваясь в техническое описание, сообщим, что бочкообразная подлодка имела около 6 метров в длину, и до двух – в высоту. Впрочем, никаких чертежей не сохранилось – а ведь Никонов, вроде бы, придумал ещё и какой-то скафандр для выхода «потаённых бойцов»  наружу!)



Однако, судно начало погружаться слишком быстро – и разбило днище о дно. Пётр лично спасал экипаж, а потом распорядился, чтобы мастеру «никто конфуза в вину не ставил». Испытания продолжатся и после ухода царя-реформатора – об этом распорядится его жена, императрица Екатерина. Насчёт результатов информация разнится: кто-то говорит, что ничего путного так и не вышло – но есть и мнение, что нескольких удачных погружений-всплытий Никонов добьётся. Во всяком случае, Адмиралтейство останется недовольно – и в 1728 году проект будет закрыт, а мастера разжалуют и отошлют на Астраханские верфи…

PS: По интересному совпадению, именно 11 февраля 1809 года запатентует свой пароход небезызвестный нам Фултон (пожизненным идефиксом которого была, как раз, подлодка). Что касается собственно судна с паровым двигателем, то его, вроде бы, ещё до Фултона сделал француз Дени Папен – но сразу после успешного испытания прототип разгромили, опасаясь остаться без работы, местные лодочники… Впрочем, это – совсем другая история.



Напоследок. 11 февраля 1935 года родился Джин Винсент – один из пионеров рок-н-ролла. Именно он в далёком  56-м году написал «Be-Bop-A-Lula» – песню за номером 102 в списке «500 лучших песен всех времен» по версии журнала «Роллинг Стоун». Джин Винсент увековечен в Зале славы рок-н-ролла; также ему посвящена звезда на Голливудской Аллее славы.  




Tags: В этот день..., день в истории, день памяти
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments