July 27th, 2016

РУССКИЙ МАТ – ПРОКЛЯТИЕ СЛАВЯН

Оригинал взят у a_lex_7 в РУССКИЙ МАТ – ПРОКЛЯТИЕ СЛАВЯН
Матерщина... Слова, которые пережили тысячелетия и с победой Октябрьской революции вошли в жизнь миллионов славян. Они вырвались из слоя "проклятьем заклейменных" и вместе с диктатурой пролетариата установили свою диктатуру - диктатуру мата. Советский Союз развалился, а мат гибнуть вслед за страной-покровительницей не хочет. Скорее, наоборот, - еще глубже пускает корни в умы и сердца людей.
Сразу оговорюсь - я не против страны Советов, потому что сам из нее родом. Многое хорошее из прошлого мне хотелось бы вернуть. Но сейчас речь не об этом. Коммунизм не дал свободу ни рабочим, ни крестьянам: рабочие не получили обещанных заводов, у крестьян отняли землю уже в первые десять лет после Гражданской войны. Единственное, что на самом деле получило пусть и негласную, но все-таки свободу, - это речь кабаков, каторги и подвалов. Не только речь, но и часть культуры, уклада жизни низов. С годами эта культура получила колоссальную подпитку, потому что миллионы все тех же крестьян и рабочих прошли через тюрьмы и лагеря, напитываясь матом, ненавистью и блатной песней.
Некоторые и представить себе не могут, насколько матерщина стала естественной для славянских земель, как глубоко эта липкая паутина пропитала наши народы. Не так давно я встречался с одним известным священником. Через сталинские лагеря прошли его дед и отец. При Брежневе за Евангелие посадили и его самого. При Горбачеве освободили, но годы, проведенные "за колючкой", по сей день в нем настолько живы, будто он освободился только вчера. Иногда вечерами он слушает "христианский шансон" - лагерные песни о том, как раскаивается вор, убийца, насильник... Слушает и... плачет. Глядя на эти слезы, я невольно подумал - похоже, что лагерь пропитывает христианина крепче, чем самая сильная христианская конференция. Почему? Почему блатная культура имеет такую необъяснимую силу проникновения?
Collapse )

Львовские кафе и рестораны во время Первой Мировой войны

Оригинал взят у mikes68 в Львовские кафе и рестораны во время Первой Мировой войны
В период Первой Мировой войны кафе и рестораны Львова переживали непростой период. Кофе без сахара стал обычным явлением, так как сахар продавали только по карточкам. Дефицит был настолько острым, что в апреле 1917 года власти вообще решили запретить продавать сахар в кофейнях, чтобы ликвидировать еще один возможный канал для спекуляции. Однако потребление принесенного с собой сахара все-таки дозволялось. И когда 12 августа 1920 года в ресторане отеля "Брюлловский" клиенту выдали двойную порцию сахара, что противоречило распоряжению министерства, то администрацию заведения наказали на 20 марок с заменой штрафа 45 днями ареста.

Дефицитом были и лимоны. В газетах в те дни печатали советы использовать к чаю не лимоны, а ревень.

В российском журнале "Всходы" за 1915 год описаны впечатления российского офицера от пребывания во Львове во время краткосрочной оккупации города царскими войсками: "За газетчиками располагаются кофейни, молочные, чайные. Здесь в глубине невысоких, но чистых кофеен еще можно увидеть тот Львов, каким он был до прихода наших войск. Если вы хотите познать здешнее жилье - посетите с утра одну из тех среднего размера кофеен, которые находятся около площади Рынок или у городского театра... Тут за небольшими столиками с газетой в руках и за чашкой ароматного кофе вы увидите львовских политиков и даже дельцов. Здесь практически все друг друга знают, у каждого есть свое личное, годами насиженое место. Если случайно в кафе заходит посторонний, то в первые минуты на него будут смотреть с удивлением и даже с подозрением, но если вы со своей газетой мирно приткнетесь где-нибудь сбоку и будете тихо сидеть со своей чашкой чая, то рано или поздно к вам привыкнут, и вы почувствуете, как горячо обсуждаются события дня, с каким пылом вспыхивают споры за и против текущего положения вещей, какие грандиозные стратегические комбинации рождаются в умах и какие удивительные реформы планируются.

Около девяти утра открываются магазины, и день начинает свой привычный круг. В 12 снова все затихает: в этот час здесь обед и до двух все закрыто. После двух город снова оживает, но настоящая жизнь начинается только под вечер. Около шести тротуары полны людей, витрины магазинов сияют и манят, кофейни снова полны, в кинематографах яблоку негде упасть. Густые толпы фланируют по дорожкам и тротуарам, стоят у магазинов, заполняют пассажи. Пробегают ярко освещенные трамваи, снуют "дрожки" (парные экипажи с типично австрийскими возницами) - всюду жизнь и движение. А вот после десяти вечера все снова затихает: трамваи заканчивают свои рейсы, гаснут окна магазинов, толпы расходятся, и город вновь погружается в мертвую тишину, которую изредка прерывают крики патрулей и многочисленных обходов".

С началом Первой Мировой жизнь львовских кофейных и питейных заведений закипела в несколько ином режиме. Власти запретили продажу алкоголя, а потому заведения, где алкогольные напитки были незаменимым атрибутом отдыха и времяпрепровождения, быстро закрылись. "Тень смерти упала на них, - писал современник, - большинство стояли запертые с запасами, спрятанными глубоко в подвалах под массивными печатями. Время от времени злоумышленники взламывали замки и печати, выкрадывали бутылки со спиртным, а затем появлялись на улицах развеселые пошатывающиеся фигуры, удивлявшие прохожих и во многих вызывавшие жгучую зависть. Уже не слышны были в кнайпах крики:"Пане старший, три больших с пеной" . Да и в "Жорже" можно было не прислушиваться - никакого хлопка пробок от шампанского. Недавно я встретил одного знакомого любителя пива пенистого и сперва даже не узнал его. Животик опал, взгляд очистился, в голосе явно прибавилась звонкость, а во всем облике сквозила явно прибавившаяся жизненная энергия. Рассказал мне про победу над зависимостью от напитка Гамбринуса, с которой жил годами. Поначалу его даже почти ломало, потом он почувствовал депрессию, а затем у него наступил настоящий голод - он просто бросился заедать свое раздражение, после чего стал роскошествовать лимонадом".

Не зная, где залить свои горести и душевные хворобы, многие львовяне так и засели понуро у семейных очагов.

Впрочем, не все. 19 июля 1919 года одна из городских газет писала: "Небесных пташек, что не сеят, не жнут, а ищут вокруг дураков, в последнее время расплодилось немерянно. Один из этой братии посетил недавно ресторан Теннебаума (ул. Рейтана, 1), где сначала заказал себе бокал горилки, а затем потребовал от хозяина 1000 крон в обмен на молчание о том, где он достал горилку. Родственник хозяина заплатил ему 500 крон, но потом сам сообщил в полицию. Шантажиста ищут".

Автор - Юрий Винничук.

Источник: Винничук Ю. Кнайпы Львова. - Львов: ЛА "Пирамида", 2005.

Перевод с украинского - наш собственный!!!

70 полных версий пословиц и поговорок

70 полных версий пословиц и поговорок

Пословицы и поговорки вошли в нашу речь, дойдя из глубины веков. Но далеко не всем известны полные версии этих популярных образчиков народного поэтического творчества. А ведь целиком изречение порой несёт иной смысл.

Collapse )


Если вам понравился пост, пожалуйста, поделитесь ими со своими друзьями! :)



via

ZAVODFOTO.RU

Трамвай на болотной кочке

Оригинал взят у chaga в Трамвай на болотной кочке
Проезжая на днях мимо Засвияжского трамвайного депо в Ульяновске, наткнулся на такой памятник.



В отличие от автомобилей, тракторов, паровозов и автобусов, трамвайные техномонументы встречаются в отечестве сильно реже.

Collapse )

Горькие напитки делают людей критичнее и строже

Оригинал взят у maxxbay в Горькие напитки делают людей критичнее и строже


  Интересный эксперимент провели представители City University (Нью-Йорк). Они выяснили, что после употребления горького напитка человек начинает по-другому оценивать происходящие вокруг него события.

Collapse )