Юрко_Фальоса (falyosa) wrote,
Юрко_Фальоса
falyosa

В этот день… 19 апреля

Оригинал взят у shatff в В этот день… 19 апреля
О присоединении Крыма, войне и дипломатии…

Девятнадцатым (или, если угодно – 8-м по ст. ст.) апрелем 1783 года датируется известный манифест  Екатерины II: «…решились Мы взять под державу Нашу полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону». Напомним: Крымское ханство – осколок Золотой Орды – в то время был турецким протекторатом. …Не касаясь древней, сложной и богатой на события истории взаимоотношений с Крымом (Москву жгли, чего там... столетиями неясно было, кто кого присоединит!), начнём, пожалуй, с завершающей фазы. …Уж примите  извинения за обильное цитирование – но без «прямой речи» участников  рассказ будет выглядеть тускловато!..



…Итак, ещё в 1769-м императрица поручила генерал-аншефу Петру Панину выяснить: «…не можно ли будет при настоящих войны обстоятельствах Крым и все татарские народы поколебать в верности Порте Оттоманской внушением им мысли к составлению у себя независимости ни от какого правительства, и обещанием им в том с нашей стороны действительного вспоможения?» А начало того 1769-го года ознаменовалось последним походом крымцев на Россию – их остановят под Елисаветградом (то есть – Днепропетровском…)



Хан Селим-Гирей ответит: «Мы Портою совершенно во всём довольны…» – и вскоре, нещадно битый в нескольких сражениях, действительно, вынужден будет бежать в Стамбул. Характерно, что его бывшие подданные воспользуются моментом, и заключат мир – уже как самостоятельное ханство. Но без Турции легитимности этот акт иметь не мог – так что всё решалось на Дунае, где шли основные боевые действия.

Здесь, как мы знаем, объявился Суворов – и в 1774-м уже турки запросят мира… Одним из условий Кючук-Кайнарджийского договора стало признание независимости Крыма: «…ни российский двор, ни Оттоманская Порта не имеют вступаться как в избрание и в возведение помянутого хана, так и в домашние, политические, гражданские и внутренние их дела ни под каким видом…»



Разумеется, ни одна из сторон не собиралась следовать договорённостям… буквально через неделю после заключения мира турки высадятся в Алуште – здесь получит своё знаменитое ранение подполковник Кутузов. С нашей стороны в игру вступит вновь назначенный генерал-губернатор Новороссийского края Потёмкин, а потом и генерал-поручик Суворов… впрочем, каких-то существенных боевых действий не велось – скорее, шла, так сказать, борьба за умы: и татарское общество, действительно, раскололось на две партии. Интрига вокруг «как бы независимого»  полуострова продолжалась почти десятилетие – Потёмкин заложит Херсон; Суворов отгонит турок от Феодосийской бухты; будут заключаться новые соглашения; меняться ханы; происходить бунты…

…В конце концов, в 1782 году сложится благоприятная международная ситуация. Вся Европа (традиционно ревниво следящая за российско-турецким балансом) оказалась занята своими делами: испанцы с французами обламывают зубы о Гибралтар; англичане, в свою очередь, побиты североамериканцами; Австрия – наш союзник, и уравновешивает позицию Пруссии… и наконец, самое главное – Турция к большой войне не готова ни финансово, ни морально!



…Случилось так, что в это самое время в Крыму произошёл очередной переворот – якобы «пророссийский» хан Шагин-Гирей бежит в Керчь и – просит  военной помощи! (Его «воцарившийся» братец просит того же у турок – но…)

Потёмкин приказывает своим командирам: «Вступая в Крым и выполняя всё, что следовать может к утверждению Шагин-Гирея паки на ханство, обращайтесь, впрочем, с жителями ласково, наказывая оружием, когда нужда дойдёт, сонмища упорных, но не касайтесь казнями частных людей». И тут же многозначительно добавляет: «Если б паче чаяния жители отозвалися, что они лучше желают войти в подданство Ея Императорскому Величеству, то отвечайте, что вы, кроме спомоществования хану, другим ничем не уполномочены, однако ж, мне о таком произшествии донесите»… 



При появлении русских мятежники частью бегут, частью перебегают – турки требуют объяснений насчёт ввода войск, и предлагают назначить некое «совместное расследование»; Россия возражает: законный хан вернулся; никаких плебисцитов… На нашу удачу, в правительстве Порты происходят перестановки – рейс-эфеди (то есть – канцлер и министр иностранных дел) подаёт сигнал о возможности договориться…

Светлейший князь пишет известное письмо Екатерине: «Крым положением своим разрывает наши границы… Положите ж теперь, что Крым Ваш, и что нету уже сей бородавки на носу – вот вдруг положение границ прекрасное: по Бугу турки граничат с нами непосредственно, потому и дело должны иметь с нами прямо сами, а не под именем других...»

И далее взывает: «Нет державы в Европе, чтобы не поделили между собой Азии, Африки, Америки. Приобретение Крыма ни усилить, ни обогатить Вас не может, а только покой доставит. ….Сколько славно приобретение, столько Вам будет стыда и укоризны от потомства, которое …скажет: вот, она могла, да не хотела или упустила! Сия слава проложит дорогу еще к другой и большей славе: с Крымом достанется и господство в Черном море»…



Тогда-то Екатерина подписывает документ, с которого мы начали: «Возвещая жителям тех мест силою сего Нашего Императорского манифеста таковую бытия их перемену, обещаем свято и непоколебимо за Себя и Преемников Престола Нашего содержать их наравне с природными нашими подданными, охранять и защищать их лица, имущество, храмы и природную веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно; и дозволить напоследок каждому из них состоянию все те правости и преимущества, каковыми таковое в России пользуется…»

…но он остаётся тайной! Впрочем, ненадолго – Шагин-Гирей неожиданно отказывается от ханства; в июне Потёмкин принимает присягу крымской знати (все они получат права и льготы российского дворянства) – и пишет императрице: «Границы теперешние обещают покой России, зависть Европе и страх Порте Оттоманской. Взойди на трофей, не обагренный кровию, и прикажи историкам заготовить больше чернил и бумаги!»



PS: Не так гладко пойдут дела с ногайцами – прикубанскими подданными крымского хана – дойдёт до того, что дело едва не обернётся конфузом для самого Александра нашего Васильевича Суворова… впрочем, это – совсем другая история.

Напоследок. 19 апреля 1942 года родился Алан Прайс – певец и клавишник «The Animals», а также автор саундтрека к фильму «О, счастливчик!»



И ещё. 19 апреля 1957 года родился вокалист Тони Мартин, известный многолетней работой в «Black Sabbath».



Tags: В этот день..., день в истории, календарь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments